Один день в Дебёсах

Один день в Дебёсах

Дебёсы — уникальное место на карте нашей республики, село стоит на великом Сибирском тракте, государевой дороге. Здесь сходились две ветки тракта – московская и петербургская, отсюда единый путь вел гонимых судьбой людей за Великий Камень (Уральские горы) в Сибирь. Общая протяженность государевой дороги составляла почти 11 тысяч километров. Дебёсы помнят Радищева и пугачевцев, здесь находили приют император Александр I и беглый каторжанин Федор Ланцов. Уроженец села Михаил Поздеев в начале XX века прославил Дебёсы тем, что объявил себя великим князем Михаилом Романовым, братом Николая II.

Мы отправились в Дебёсы, чтобы встретиться с историком и краеведом Павлом Роготневым. Итак, один день, проведенный в селе, «где бесы живут».

— Бесами нас называли по разным причинам, наши предки и у пугачева служили, и православию сопротивлялись, свои языческие верования защищали. Однако название села на удмуртском языке состоит из двух слов: «дэб» и «ос», это гидроним, который трудно поддается этимологизации, но к бесам все же отношения не имеет. «Дэб» переводится как бесконечность, а «ос» — дверь, получается ворота или дверь в бесконечность или в потусторонний мир, — рассказывает Павел Роготнев, научный сотрудник Музея истории Сибирского тракта.

Павел встретил нас у ворот музея, бывшей казармы, которую выстроили еще в XIX веке для нижних чинов конно-этапного пункта. Музей расположен на въезде в село, вы его не пропустите, там все еще растут вековые александровские березы и стоит полосатая будка. Кстати, первое сохранившееся до нашего времени упоминание этого села встречается в переписи 1646 года. Ижевск по сравнению с Дебёсами — мальчишка!

— Вся история этих мест связана с дорогами, и дело не только в Сибирском тракте. Eще в IX веке по реке Чепце шло ответвление великого пушного пути из Прикаспия в Биармию (Великую Пермь). В середине XVIII века через Дебёсы прошел Сибирский тракт. И вот по этим двум путям шла сама история. Дорогу нужно рассматривать не как инженерно-техническое сооружение, а как жизненный стержень. Она связала разные народы и культуры, способствовала торговле и обмену знаниями, служила людям и была их главным врагом, кому-то открывала путь к новым землям, а кого-то гнала на каторгу, — историк философствует, пока мы едем по селу.

Как только было подавлено восстание Пугачева, начались серьезные изменения в обустройстве империи, например, губернская реформа. Появились военные гарнизоны в губернских и уездных городах, а между ними — почтовые тракты с почтовыми станами, где содержали лошадей. В 1770-е годы появляется почтовая тройка. Если при Елизавете Петровне корреспонденция из Петербурга до Охотска могла идти три года, то при Екатерине II по зимнему пути по новой системе почтовых трактов почта от Петербурга до Иркутска добиралась за два месяца.

Мы проезжаем храм, его сверкающие купола видны издалека, церковь выстроена на деньги Виктора Хорошавцева. Во время церемонии открытия церкви меценат рассказал, что дал обет построить храмы в тех местах, где жила его семья. Так церкви появились в Якшур-Бодье, Дебёсах и Балезино. Прежние церкви — Никольская и Троицкая — в Дебёсах не сохранились, на месте Троицкого храма ныне располагается районная администрация, говорят, что под ней до сих пор сохранился подземный ход для священнослужителей. Тут же стоят верстовые столбы, которые отмеряют расстояние до Петербурга и Москвы.

А вот дом купца Зязева, там есть погребок с каменными сводами. Когда-то в этом доме размещалась самая популярная лавка, местные жители говорили, что у Зязева можно купить все что угодно, разве что птичьего молока не найти. Дом выкрашен голубой краской, сохранились нарядные резные наличники. Увы, потомков не осталось. После революции 1917 года кто-то погиб, кто-то ушел с красными, а кто-то с Ижевско-Воткинской дивизией. Гражданская война не обошла Дебёсы стороной. На улицах поселка неделями лежали трупы, их не разрешали хоронить. Стоял смрад. Трупы красных и белых громоздились по обочинам, власть менялась, и начинались новые расстрелы — те, кто вчера отдавал приказ стрелять, сами становились к стенке.

Преданий и легенд, связанных с этими местами и людьми, которые их посетили, множество. Мой дед рассказывал, что через Дебёсы в ссылку ехал Чернышевский, ямщик прозвал Николая Гавриловича «Чернышом». В пути они вели долгие беседы мужик удивлялся, за что такого хорошего человека в Сибирь сослали. А Николай Гаврилович учил мужика, как обустроить жизнь в деревне. Эта история понравилась нашему экскурсоводу, он дополнил предание фактами: Чернышевский в Дебёсах был, его портрет вместе с десятком других изображений знаменитых людей, посетивших село, красуется в Музее истории Сибирского тракта. Именно Чернышевский надоумил крестьян открыть школу для своих детей. Так в Дебёсах появилась первая крестьянская школа, местные мужики сбросились и на свои кровные деньги наняли учителей.

Павел рассказал и предание о затоплении деревни Нижняя Пыхта, точнее про арестанта Федора Ланцова, будто бы он, проходя по деревне, напугал местных баб и стариков, заговорил или загипнотизировал их, сказав, что ливень затапливает деревню. Люди пытались спастись от «воды». Партия арестантов прошла, а земля оказалась сухой.

— Деревня находилась в болотистой местности и полотно дороги часто затапливало, возможно, легенда связана с этим. Но меня в ней заинтересовала фигура арестанта, имя которого для нас сохранила история. Федор Ланцов оказался личностью весьма знаменитой. В 1990-е годы шел сериал «Петербургские тайны»? Сериал был снят по мотивам романа Всеволода Крестовского «Петербургские трущобы». Я эту книжку пролистал, в главе «Литовский замок» рассказывается о том, что арестанты после обеда любили петь, приводится одна из песен про знакомого нам Ланцова. Он был писарем одного из гвардейских полков, страшно проворовался, спустил все деньги и загремел под арест, ему удалось бежать.

В газете «Голос» за 1864 год, издававшейся в Петербурге, есть маленькая заметка: «В Москве очень много говорят о побеге двух арестантов здешнего тюремного замка, находившихся на излечении в больнице; один из этих арестантов, Федор Ланцов, обвиняемый в важных и многочисленных уголовных преступлениях, за которые судится, совершает уже третий побег».

Павел много лет изучает историю родного села, которая уводит его далеко за пределы Удмуртии. Приезжайте в Дебёсы и вы узнаете много интересного об истории нашей страны.

А мы продолжаем двигаться в сторону знаменитой горы Байгурезь. С удмуртского это название означает «богатая гора». Гора или крутояр обращена к югу, поэтому среднегодовая температура здесь выше на 1,5 градуса, что позволяет вегетационному периоду длиться на две недели дольше, потому и богата гора на ягоды, лекарственные растения и грибы. Автомобиль оставляем в поле, которое окаймляет хвойный лес, дальше идем пешком.

— Есть и другое, сакральное, название горы: Бакгурезь — «Немая гора». У ее подножия когда-то стояла мельница. Существуют две легенды, в которых фигурирует мельник, живущий у подножия горы. По одной из них, у мельника была дочь, когда она выросла, он объявил, что выдаст ее замуж и даст неплохое приданое тому, кто поднимется на гору по самой крутой ее стороне. Охотников оказалось много. Но забраться на гору удалось только глухонемому пастушку. Там, на вершине, с ним произошло чудо, он обрел дар речи. Это случилось в день летнего солнцестояния, когда мир умирает и воскрешается. Время для удмуртов циклично, зерно падает в землю и умирает, а потом появляется росток, так зерно возрождается. Здесь, у подножия горы, мы с вами видим этот трехчастный мир: мир подводный — немой, он темный, черного цвета. У подножия течет река, гора красная — это мир ныне живущих, а верхушка — это мир небожителей, их цвет белый. Вот вам и цвета флага Удмуртии. На картине Валентина Белых Байгурезь изображена в виде гуслей, на которых играет бог Инмар. А в легенде все закончилось хорошо: пастух и дочка мельника поженились.

Еще одно предание про немую гору связано с кумышкой и чудом. У подножия горы жил мельник, за честность и трудолюбие его уважала вся округа, увы, с рождения он был немым. В честь крестьяне назвали и гору Немой. Во время одного из религиозных праздников, мельник забрался на вершину, не расплескав рюмку с кумышкой, после этого восхождения он чудесным образом обрел дар речи. Кумышка в данном случае маркер сакрального места, которое связано с язычеством, ведь удмурты пили ее, чтобы общаться с богами. В настоящее время легендарный турнир по подъему на гору Байгурезь с рюмкой кумышки в руках проводится ежегодно в дни летнего солнцестояния  22-24 июня. Считается, что тот, кто донесет до вершины горы полную рюмку, а затем выпьет ее там, может загадывать любое желание, и оно должно исполниться.

Лесная тропа выводит нас на макушку Байгурези, с которой открывается чудесный вид: изгиб Чепцы и бескрайние леса, убегающие вдаль. У подножия небольшой островок, на котором еще в начале XX века стояла мельница, возможно та самая из легенд и преданий. Тут мне вспомнилась наша семейная история. Отец бабушки Павел Игнатьевич был мельником, несмотря на то что к мельникам в деревнях относились с опаской (считалось, что они якшаются с нечистой силой), Павла Игнатьевича очень любили и долго вспоминали добрым словом. Он погиб во время Великой Отечественной войны, так и не вернувшись в родную деревню, остался на далекой Смоленщине, под деревней Сычевка, место точного захоронения неизвестно.

— Вот это да! — восклицает Павел. — Я там был! Там в одной из соседних с Сычевкой деревень полегли 35 наших земляков, эти данные стали известны благодаря деятельности поисковых отрядов «Долг». Я опубликовал в местной газете список фамилий и обращение к родственникам погибших, так всем миром собирали по горстке земли, набралось 3,5 килограмма, и я отвез эту родную землю в те края, на место захоронения бойцов.

Мы спускаемся вниз, склон крутой, под ногами шишки и хвоя. Кое-где краснеет калина, воздух свежий, лесной. Сюда нужно приезжать за покоем и тишиной, еще было бы неплохо восстановить мельницу, думаю я. Ей здесь самое место.

Обратный путь в гору занял у нас много времени и сил, рюкзаки стали тяжелыми, дыхание прерывистым, только наш экскурсовод Павел мгновенно взлетел наверх, словно его несли какие-то таинственные силы.

— Я же местный! А вам с непривычки тяжело, приезжайте к нам чаще. Сейчас отдохнем и отправимся на порожки. Там такая вода в роднике вкусная!

Порожки или пороги на реке Чепце — это удивительное по красоте место недалеко от горы Байгурезь. По весне река в этом месте бурлит и кипит, становится опасной, разливается и затапливает берега, а летом и осенью  можно плавать, дно неглубокое. Здесь тоже загадывают желания, зачерпнув и выпив родниковой воды. Да, она очень вкусная.

Первая половина дня в Дебёсах пролетела быстро. Павел объявил, что пора возвращаться на обед, стол для нас накрыли прямо в музее. Если вы заранее забронируете дату своего визита и оплатите экскурсию, вас будет ждать деревенский обед. После прогулок и восхождения на гору вы оцените эту опцию по достоинству. Нас встречали очень радушно. Ну а после обеда мы осмотрели музей.

— У нас здесь несколько залов, — начинает музейную экскурсию Павел. — Мы рассказываем о жизни нашего села — одна из экспозиций посвящена быту жителей Дебёс в XIX и XX веках. Здесь и сельхозорудия, и предметы домашнего обихода: утюги, кухонная утварь, тканые половики, одежда, украшения. основной зал посвящен Сибирскому тракту, каждый год появляются новые экспонаты. Например, телеграфные дореволюционные фарфоровые изоляторы с императорским гербом, они прослужили больше сотни лет, их заменили только XXI веке перед визитом руководства республики! Электрики обратили внимание на герб и принесли к нам в музей. Телеграфные линии появились в 1860-х гг., изоляторы были в два раза больше в диаметре, а к концу XIX века стали вот такими. Советский ГОСТ ориентировался на этот размер.

В музее множество фотографий арестантов, их одежда и кандалы. Люди, отправленные на каторгу, вынуждены были в день преодолевать до 40 километров, многие умирали в пути, трупы везли на телегах, нужно было доставить к следующему этапному пункту либо живых, либо мертвых. Хоронили подальше от сельских кладбищ, потому что никто не знал этих чужаков, к тому же все они были преступниками. Но живым помогали, когда арестанты шли по деревне, местные жители выносили хлеб, молоко, иногда и монетой могли одарить. Ночевали в деревнях, позже в специальных казармах, которые строились вдоль тракта. Дебёсы были как раз таким пунктом. Арестанты оставались здесь на целых две ночи.

С появлением железных дорог великий Сибирский тракт утратил свое значение, однако навсегда остался в истории большой страны одним из самых напряженных ее нервов.

Приезжайте в Дебёсы, чтобы подняться на вершину гору, послушать ветер в соснах и предания давно минувших дней, загадать самые заветные желания, - за один день можно многое успеть. 

Рекомендуем экскурсии Павла Роготнева, экскурсию лучше заказывать заранее, написав Павлу.

Текст: Алёна Арбалетова

Фото: Лев Рогожников

Путешествие к «Олимпу» древних удмуртов — горе, обладающей магическими возможностями.

Маршрут: Ижевск — Якшур-Бодья — Чутырь — Игра — Зура-Дебёсы.

Протяженность: 140 километров.

Время в пути: 2 часа.

Экскурсовод: Павел Роготнев

Музей Истории Сибирского Тракта

Отзывы и комментарии

Комментарии предназначены для общения, обсуждения и выяснения интересующих вопросов